+7 (800) 707-13-26

 

   

Спасателей используют и отказывают в праве на пенсию

В соответствии с пунктом 1 статьи 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения установленного его статьей 7 возраста:- лицам, проработавшим не менее 15 лет в качестве спасателей в профессиональных аварийно-спасательных службах, профессиональных аварийно-спасательных формированиях Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий и участвовавшим в ликвидации чрезвычайных ситуаций, по достижении возраста 40 лет либо независимо от возраста.Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", согласно его статье 31, вводится в действие с 1 января 2002 года (пункт 1), и с этой даты утрачивают силу Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" и Федеральный закон "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий", а другие федеральные законы, предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, не противоречащей данному Федеральному закону (пункт 2).Таким образом, ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" спасателей одномоментно разделил на две части – кому положена досрочная трудовая пенсия (спасатели МЧС ) и кому не положена (все остальные спасатели), хотя и те и другие аттестуются (приобретают статус спасателя) по одним и тем же законодательным актам, выполняют одни и те же аварийно-спасательные работы и наделены одинаковыми правами и обязанностями.Так как подобное положение дел не могло устроить работников спасательных служб, последовали обращения в Пенсионный Фонд РФ с просьбой разрешить сложившуюся ситуацию. На все обращения последовал отрицательный ответ. При ознакомлении с заключением Правительства РФ , подписанным заместителем Председателя Правительства РФ А. Жуковым от 25.10.2005 г. № 3415п-П12 становится видно, что в данное заключение попросту скопирована часть письма Пенсионного Фонда РФ, откуда следует вывод, что едва ли с проблемой трудовых пенсий спасателей в Правительстве РФ ознакомились серьезно. На данный вывод наталкивает и фраза, что ".. аварийно-спасательные службы и формирования МЧС России предназначены для проведения поисково-спасательных работ в условиях чрезвычайных ситуаций как природного, так и техногенного характера на всей территории Российской Федерации, в том числе в экстремальных условиях природной среды. Это обуславливает более высокую загруженность формирований МЧС России по сравнению с другими аварийно-спасательными формированиями (других федеральных органов исполнительной власти, субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления)".На настоящий момент, судя по официальным данным МЧС (аварийно-спасательных формирований Реестр), на территории России имеют право на аварийно-спасательную деятельность более 400 спасательных служб и формирований (без учета пожарных частей и формирований ОАО "РЖД "). Из этих служб только чуть более 30 входит непосредственно в МЧС РФ (т.е. непосредственно финансируются из федерального бюджета). Подобная же ситуация сложилась попросту из-за того, что в своих официальных отчетах о деятельности, МЧС РФ показывает статистику работы всех служб и формирований, не разделяя их по форме собственности, в связи с чем и складывается картина, что работают по стране только спасатели МЧС РФ.Однако, оспариваемые положения пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", не включая работников не подведомственных МЧС аварийно-спасательных формирований в число лиц, имеющих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, и устанавливая тем самым для граждан, занимавшихся одной и той же профессиональной деятельностью, разный объем прав в сфере пенсионного обеспечения в зависимости от того, является ли учреждение, в котором ими эта деятельность осуществлялась, ведомственной МЧС или не является таковым, нарушают гарантированное Конституцией Российской Федерации равноправие граждан (статья 19, части 1 и 2) и право на пенсионное обеспечение (статья 39, части 1 и 2). Неправомерность связывания права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости при исполнении той или иной деятельности, предусмотренной п. 1 ст. 28 ФЗ, с исполнением этой деятельности в учреждениях только определенной организационно-правовой формы подтверждается судебной практикой.В частности:- постановлением Конституционного Суда РФ от 03.06.2004 и N 11-П положение подпункта 12 пункта 1 статьи 28 Федерального закона от 17.12.2001 года № 173-ФЗ в той мере, в какой оно не позволяет с 1 января 2002 года засчитывать в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим творческую деятельность на сцене или в театрально-зрелищных организациях, периоды деятельности, осуществлявшейся в учреждениях, не являющихся государственными или муниципальными, которые включались в соответствующий стаж ранее действовавшим законодательством, признано противоречащим Конституции РФ ;- определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2005 года за N 49-В05-9 "Суд удовлетворил иск о признании неправомерным отказа Управления Пенсионного фонда РФ в назначении досрочной пенсии, так как в соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 года за N 310-О работники негосударственных образовательных учреждений для детей, не относящихся к муниципальным или государственным, имеют право на государственное пенсионное обеспечение наравне с работниками государственных и муниципальных образовательных учреждений, независимо от того, в чьей собственности они находятся";- постановлением Конституционного Суда РФ от 3 июня 2004 года за N 11-П "По делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области , Верховного Суда   Удмуртской Республики , Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области , Елецкого городского суда Липецкой области , Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка , а также жалобами ряда граждан.17 декабря 2001 года стало точкой отсчёта для судеб тысяч спасателей России. Федеральный № закон 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» спасателей одномоментно разделил на две части: сотрудников МЧС и всех остальных, на тех, кому положена досрочная трудовая пенсия, а кому нет. В юридических коллизиях тянется не один год. За свои права в судах борются сотни спасателей. Обращения к депутатам, премьер-министру и Президенту результатов не дали. На что готовы пойти забытые государством спасатели для восстановления своих конституционных прав и есть ли выход из этого тупика? СПАСЕНИЕ СПАСАТЕЛЕЙ — ДЕЛО РУК САМИХ себе СПАСАТЕЛЕЙПредставьте ЧС , груды развалин, пострадавшие, подъезжает оперативная машина, а из неё, поддерживая друг друга, выползают убелённые сединами спасатели лет шестидесяти, в касках, с тяжёлым гидравлическим инструментом и начинают пилить и разгребать завалы, вытаскивать пострадавших. Смешно? Возможно, если бы это была сцена из комедийного фильма. Но, увы, это реальность скорого будущего, которая уже частично существует в наши дни, благодаря нежеланию государства позаботиться о тех, кто в случае чрезвычайной ситуации будет заботиться о каждом из нас.Ты помнишь, как все начиналось?Год 1988. Сильнейшее землетрясение в Армении силой от 10 до 12 баллов, почти полное разрушение всех строений: бетонных, кирпичных, деревянных. Города Спитак и Ленинакан превратились в руины. Необходима Была мобилизация всех возможных ресурсов, чтобы взять ситуацию под контроль, спасти всех тех, кого ещё реально было спасти, и ликвидировать последствия. Но государство оказалось не готовым к таким природным катаклизмам. В таких ситуациях именно оно должно быть главной организующей и спасательной силой, а в реальности основной силой, которая работала над ликвидацией последствий землетрясения в Армении своим руками и инструментом, были спасатели-добровольцы самого разного профиля со всей страны: спортсмены альпинисты, горные и водные туристы, спелеологи и многие другие.Эти люди, вопреки природе и другим внешним обстоятельствам, пытались совершить чудо. В значительной степени И они его совершили, благодаря своему внутреннему порыву спасти человека любой ценой и значительному запасу опыта и навыков, приобретённых в сложных и опасных восхождениях и походах. Они могут сами обеспечить себя на месте, и, что гораздо более ценно, в критической ситуации могут сами найти себе работу и установить взаимодействие с теми, кто им нужен. Именно такие люди оказались в 88-м году в Армении, потому что больше оперативно проводить работы по поиску и спасению пострадавших было просто некому. Армия, которую пытались привлечь к этим работам, была изначально не обучена и оказалась неспособной действовать в условиях, когда нет тыла, когда нет обеспечения, когда нет базы, когда нет определенности и поставленной задачи, а армейским частям, которые хоть и с опозданием, но в Армению прибыли, как это ни прискорбно, задачи толком не ставились. «Иди туда, не знаю куда, и найди себе что-нибудь, что делать» вряд ли можно назвать постановкой задачи. Информации об обстановке в разрушенных городах не было практически никакой, связи — тоже. Даже её фактически большей частью обеспечивали добровольцы.После ликвидации последствий землетрясения в Армении всем, кто там работал, стало ясно, что необходима спасательная структура, которая бы объединила всех профессионалов в этой области. Необходимо было, во что бы то ни стало не растерять опыт и знания, которые были приобретены, чтобы, случись чего, быть готовыми. Уже в 1990-м году состоялся первый съезд российского корпуса спасателей (где собрались, в том числе, и те, кто работал в Армении), на котором были представители из разных регионов и самых разных направлений. Сейчас другие времена, и такой съезд собрать было бы просто нереально, а тогда, на подъёме энтузиазма, люди бросали работу и приезжали, считая это событие для себя гораздо более важным делом, чем что бы то ни было. Достаточно вспомнить атмосферу конца 80-х, начала 90-х годов. Это было время массовой общественной активности, когда люди много общались, встречались, действовали, все бурлило.К 1991 году в стране оформилось два направления спасательного движения: российский корпус спасателей — организация, родившаяся на волне энтузиазма, костяком которой стали прошедшие через ликвидацию последствий землетрясения в Армении, и относительно небольшая группа людей, имевших отношение к государственной системе, которые, впрочем, хорошо понимали, что в ней есть проблемы и эти проблемы надо решать. 27 декабря 1991 года был создан Государственный комитет по чрезвычайным ситуациям ( ГКЧС ). С тех пор именно этот день отмечается как день спасателя.Несколько лет спустя вступил в силу Федеральный закон «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» № 151-ФЗ от 22 августа 1995 года, где были регламентированы, помимо всего прочего, обязанности спасателей, а также право на досрочное назначение трудовой пенсии по достижению стажа работы спасателем 15 лет. Тем самым профессия спасателя была приравнена к профессиям с особыми условиями труда.Срок, равный 15 годам, казался оптимальным сроком выхода спасателя на пенсию. Для пожарных аналогичный срок составлял 20 лет, т.е. изначально закладывался лёгкий диссонанс (профессию спасателя посчитали более сложной и опасной, чем профессия пожарного), но ведь, если посмотреть на ситуацию объективно, в 90-х годах и чрезвычайных ситуаций (не пожаров, а, так сказать, общего профиля) было множество: каждую неделю что-нибудь, да происходило. Первое время спасатели из ГКЧС летали по всей стране и фактически затыкали собой все дыры. Потом стали создаваться федеральные и местные службы, и острая потребность в одном едином высокопрофессиональном отряде постепенно сошла на нет, появились подзаконные акты, которые регламентировали, что местные власти должны создавать свои собственные спасательные отряды. ГКЧС был преобразован в министерство (МЧС), шло время, множились проблемы в экономике, с целью сокращения государственных расходов заработала программа реорганизации ведомств, и, помимо всего прочего, произошла передача отрядов, состоявших на балансе министерства, на баланс регионов.В первый момент казалось, что для всех это благо: готовый боеспособный отряд федерального подчинения, работает уже много лет, люди есть, оборудование, обмундирование, наконец, опыт. Сотрудники остаются в тех же зданиях, на тех же машинах, в той же форме, даже документы, подзаконные акты, правила аттестации и работы — всё остается тоже самое. Зарплата чуть поменялась, но тут были и плюсы: в какой-то момент она стала даже чуть выше, чем в министерстве.Точка отсчётаВсё было хорошо до тех пор, пока не вышел Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» № 173-ФЗ от 17 декабря 2001 года (с изменениями, внесёнными в него Федеральным законом от 30.12.2008 № 319-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»), ставший спустя почти десятилетие после образования ГКЧС, точкой отсчёта для судеб тысяч спасателей.Согласно закону № 173-ФЗ от 17.12.2001 (в редакции № 319-ФЗ от 30.12.2008) ст.27, п.1, пп.16, действующему и по сей день, «Трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, следующим лицам: ...лицам, проработавшим не менее 15 лет в качестве спасателей в профессиональных аварийно-спасательных службах, профессиональных аварийно-спасательных формированиях Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий и участвовавшим в ликвидации чрезвычайных ситуаций, по достижении возраста 40 лет либо независимо от возраста».Таким образом, для спасателей других аварийно-спасательных служб, профессиональных аварийно-спасательных формирований субъектов Российской Федерации право на досрочное назначение трудовой пенсии оказалось не предусмотрено, а выход на заслуженный отдых и право на получение пенсии должен происходить на общих основаниям, т.е. по достижении 60 лет, как, скажем, для дворника или представителя любой другой «мирной» профессии.И это при том, что согласно № 151-ФЗ от 22.08.1995 спасатели профессиональных аварийно-спасательных служб, профессиональных аварийно-спасательных формирований, созданных как в федеральных органах исполнительной власти Российской Федерации, так и в субъектах Российской Федерации имеют одинаковый статус, выполняют одни и те же аварийно-спасательные работы, наделены одинаковыми правами и обязанностями.Игнатий Орловский, спасатель 1 класса, старший смены ОР № 10 ПСО № 204 ГКУ ПСЦ, с 1994 года сотрудник МЧС России:«В Москве расположены несколько подразделений „ Центроспаса “ (экипажи по 5 человек), плюс центр специального назначения „Лидер“: это ещё один экипаж из 5 человек. Все они относятся к МЧС, т.е. имеют федеральное подчинение. Получается, что на 17 млн населения Москвы по неофициальной статистике или на 11 млн по официальной статистике приходится всего несколько федеральных спасательных подразделений. Если считать ещё и пожарных, которые тоже относятся к подразделениям МЧС России, будет несколько больше. Если же считать только спасателей, то получается до смешного мало. Однако на эти несколько спасательных подразделений МЧС России приходится 50 муниципальных спасательных подразделений. Работа у всех абсолютно одинаковая. Есть, правда, кое-какие отличия, регламентированные действующим законодательством. В поисках утонувшего трупа экипаж спасподразделения МЧС, стоящий на Золоторожке, может поехать в Московскую область, а мы, подчиняющиеся правительству Московскому, но базирующиеся в Зеленограде, не можем поехать в область искать труп, потому что не имеем права. Мы отвечаем только за город, т.е. зона нашей работы — это сам город Зеленоград и две большие трассы». В целом же на территории России согласно реестру аварийно-спасательных формирований, имеют право на аварийно-спасательную деятельность более 400 спасательных служб и формирований (без учёта частей пожарных формирований и ОАО «РЖД »). И из этих служб только чуть более 30 входит непосредственно в МЧС (т.е. непосредственно финансируются из федерального бюджета).Весь казус в одной фразе № 173-ФЗ — спасателей, проработавших в... «профессиональных аварийно-спасательных формированиях Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий» (далее — спасатели МЧС), которая одномоментно спасателей разделила на две категории — те, кому положена досрочная трудовая пенсия (спасатели МЧС), и те, кому такая пенсия не положена (все остальные спасатели). Так откуда же взялась фраза про «спасателей МЧС»? «Попавшие под удар» спасатели исследовали историю вопроса.Геннадий Васильевич Кабанов, заместитель начальника ГБУ « Пензенский пожарно-спасательный центр», заслуженный спасатель, спасатель международного класса, вице-президент Российского корпуса спасателей, член-корреспондент Международной Академии наук по Безопасности жизнедеятельности :«У меня сохранилась давняя переписка, из которой следует, что первый ответ на обращение в Правительство готовил Александр Жуков (ныне зампред Госдумы ФС РФ). Именно он впервые употребил ту самую злосчастную формулировку. И вот с тех самых пор она повсеместно и кочует, спасателю хотя любому (в том числе и сотруднику МЧС) понятно, что объективно больше нагрузка лежит на муниципалах, чем на федералах. Но пенсионный фонд, Конституционный суд и прочие упорно используют именно эту формулировку. Мы пробовали выяснить, на какой пункт какого закона они ссылаются, говоря, что нагрузка у сотрудников МЧС больше. Ответа так и не последовало. Мы задаём вопрос, а в ответ получаем: „больше она и всё“. Налицо откровенное нежелание вникнуть в законы и проблему, за которыми последует необходимость останавливать огромный неповоротливый бюрократический механизм, заставив его потом крутиться по-другому. Я лично Жукову писал: „Не дай Бог что-то случится с Вами или с Вашей семьей, к Вам приедет команда престарелых спасателей 60-ти лет. Что Вы будете делать? Ответа, разумеется, не последовало...“Согласно одному закону спасателя могут уволить после 15 лет стажа, например, за профнепригодность (фактически за то, что 15 лет, вкалывал, спасал людей), а согласно другому — лишь с 60 лет он начнёт получать общегражданскую пенсию по старости. Т.е. и работать по специальности ему уже нельзя, но и выйти на заслуженный отдых тоже. А чем кормить семью? Ответ напрашивается сам собой: искать работу другую. Но будет ли спасатель вообще способен работать по завершении службы? Проблема совсем не в том, чтобы во что бы то ни стало получать льготную пенсию, ведь по размерам она такая, что прожить на нее все равно невозможно. Дело в другом: ни один человек не доработает в должности спасателя до 60 лет, а если и дотянет, то толку от него, как от спасателя, уже не будет. Андрей Владимирович Гаркави, доктор медицинских наук, профессор кафедры травматологии, ортопедии и хирургии катастроф Первого Московского Государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова, врач-спасатель международного класса:«15-летний стаж у спасателей, как правило, достигается к 35 годам. А это тот пороговый возраст, после которого происходит замедление восстановительных реакций организма после интенсивных, а иногда и запредельных нагрузок. Конечно, у разных людей все происходит по-разному, но общая тенденция такова. Поэтому использование таких, преодолевших этот возрастной порог, спасателей на конкретной полевой работе на местности, когда нагрузки зачастую могут длиться несколько дней подряд, практически невозможно. Даже если человек сохранил хорошую физическую форму и ещё может эффективно работать и сутки, и двое, по всем законам физиологии после наступления истощения организм очень долгое время не восстанавливается в полном объёме. И нагружать такого человека снова и снова может быть просто опасно как для него самого, так и для спасаемых им людей. Рвётся там, где тонко». С физической точки зрения с годами мы теряем ловкость, скорость реакции, координацию, выносливость. Мне сорок и я уже не могу дать фору двадцатипятилетнему парню, пришедшему из армии. И дело не столько в физической нагрузке. Основная проблема — это сильнейший стресс. Пожарный и спасатель испытывает больший стресс, чем боец спецподразделения.Дело в том, что когда происходит захват объекта террористами, сотрудники спецслужб долго готовятся к его штурму. Изучают планы, разрабатывают тактику и продумывают различные варианты действий и работы команды. И только, когда подготовят все, идут в наступление. Мы же лишены этой возможности. Спасатель и пожарный сталкиваются с ЧС в условиях неопределенности. Мы стоим перед дверью и не знаем, что нас там ждет: собака агрессивная, психически неуравновешенный человек с ружьем, баллон с газом... всё, что угодно. И так каждый раз!К шестидесяти годам такой работы происходит профессиональное выгорание. 45-50 лет — порог, когда в мы должны идти либо инструкторы, передавать опыт, либо в руководители. Это при условии, что система реабилитации спасателей работает как часы, и мы можем нормально доработать до этого возраста.А как в Европах?Так как же быть людям, которые, отдав здоровье и лучшие годы жизни делу спасения других людей, вдруг остаются ни с чем? Не все из них способны и готовы идти работать дворниками или перепрофилироваться. Да, и правильно ли с точки зрения расходования государственных средств отказываться от применения способностей и знаний таких людей на руководящих или инструкторских должностях?В Европе и США этот вопрос давно и успешно решен. Пенсионное законодательство США и европейских стран в целом похоже на наше, но везде делаются исключения для представителей опасных профессий, представители которых выходят на пенсию значительно раньше остальных. Выходя на пенсию, спасатели получают достойное финансовое обеспечение, которое позволяет им безбедно существовать. Более того, их опыт и знания пользуются спросом у государства, которое старается по максимуму использовать специалистов, в обучение которых когда-то вложило деньги. Одни, имея большой управленческий опыт, уходят в командный состав, занимают более высокие посты и, соответственно, получают в итоге более солидную пенсию. Значительное количество бывших пожарных находят себя в преподавательстве (благо система образования за рубежом намного более гибкая, чем у нас), а также подрабатывают стресс-консультантами и консультантами по пожарной безопасности в частных компаниях. Кто-то уходит в структуры, занимающиеся разработками пожарной и спасательной техники.Вроде бы, всё логично и понятно, однако, у нас в стране подобное применение интеллектуальных кадров вышедших на пенсию специалистов пожарной охраны и спасательной службы, к сожалению, практически отсутствует, а исключения только подтверждают правило: в России нет стройной и понятной системы ротации кадров, нет системы аккумулирования и использования наработанного профессионального опыта. Объясняется это довольно просто. Во-первых, работодатели крайне неохотно берут к себе в штат пенсионеров. Во-вторых, сама система МЧС России, видимо заботясь о качественном уровне подготовки, предполагает успешное функционирование только развитых и узкоспециализированных структур — как образовательных, так и производственных. Подобный подход не очень стимулирует массовое появление и производителей пожарноспасательной техники, и негосударственных учебных центров по подготовке пожарных и спасателей. Таким образом, не стимулируется сама возможность потенциального трудоустройства бывших работников пожарных и спасательных служб, имеющих навыки, знания, вынесенные с самых низов службы.С формальной точки зрения отставные спасатели (а это, как правило, мужчины 35-40 лет или немного старше) могут быть просто выкинуты на улицу, ведь когда они по каким-то причинам не участвуют в оперативных выездах, они становятся сплошной головной болью, ведь их надо содержать, а «изнашиваются» они быстро. Как представитель любой профессии опасной спасатель — продукт скоропортящийся. Получается, что такая ситуация провоцирует спасателей на скрывание проблем со здоровьем, что зачастую порождает коррупцию при прохождении медкомиссий, а это, в свою очередь, приводит к тому, что спасатели работают даже тогда, когда физически уже не способны это делать, работают на износ, работают из последних сил, поскольку государство, опираясь на действующее законодательство, просто не оставляет им другого выхода, лишая честно заработанного ценой собственного здоровья гарантированного пенсионного обеспечения.Игорь Поливаный, начальник ГБУ Архангельской области «Служба спасения»:«Нам льготная пенсия не положена, так как мы не относимся к МЧС. Наша единственная льгота — это, как и полагается по закону № 173-ФЗ, более ранний выход на пенсию (на 5 лет по сравнению с обычным пенсионным возрастом, так как мы работаем на севере), что, однако, сути вопроса не меняет. Я не думаю, что что-то изменится в лучшую сторону. Скорее, наоборот, списки льготников будут нещадно сокращать, уж слишком большой дефицит пенсионного фонда, а при нынешней экономической ситуации этот дефицит будет только расти. Хотя, ситуация более чем парадоксальная — идёт не реформирование пенсионной системы с целью сделать её более гибкой и логичной, а наоборот, недопущение количественного роста пенсионного контингента с целью сохранения самого Пенсионного Фонда».Такая версия имеет право на существование. Когда принимался № 151-ФЗ была острая необходимость объединить людей, которые хотят и готовы работать, и обеспечить им максимально приемлемые условия работы, дать хоть какие-то гарантии. Когда утверждался № 173-ФЗ в стране сложилась ситуация огромного бюджетного дефицита. Возможно, государство решило просто-напросто избавиться от лишней обузы и, не дожидаясь первой волны пенсионеров, заблаговременно перекинуло траты на содержание спасателей на местные бюджеты. Понятно, что окончательный крах пенсионной системы никому не был нужен, вот видимо и решили сэкономить миллион-другой таким отнюдь негуманным способом. Получается, что государство приносит в жертву тех, кто бережет нас, наших близких, наших детей. Ведь случись что в городе, на помощь в первую очередь приедут спасатели-муниципалы, те самые убеленные сединами 60-летние мужики.Что делать?Первыми с проблемой столкнулись спасатели Пензенской спасательной службы. Они прошли все инстанции для решения пенсионного вопроса и, на настоящий момент, имеют наиболее полную картину сложившейся ситуации:Геннадий Васильевич Кабанов:«Пензенская спасательная служба была создана одной из первых в России в 1992 году, поэтому и пенсионный возраст у нас наступил раньше, чем в других регионах. В результате мы и «бодаться» начали первыми. Впрочем, и у остальных момент кровной заинтересованности потихоньку наступает, проблема-то всероссийского масштаба.Всё началось с обращения в Пенсионный фонд, который нас благополучно отфутболил, сказав, что в законе № 173-ФЗ чёрным по белому написано, что вы не являетесь спасателями МЧС, а значит пенсия вам не положена. Потом были поданы иски в суды общей юрисдикции по месту жительства каждого из сотрудников. Кто-то попал к нормальному судье, а кто-то к человеку, который не совсем правильно трактует букву закона. В итоге из общего числа подавших иски выиграло 3 человека, а остальные проиграли. Почему? Как может так быть? Неужели закон можно трактовать двояко?Затем было обращение в вышестоящий суд — областной. Там ответили, что, дескать, да, вы правы, и мы на вашей стороне, но, увы, ничего сделать не можем.Мы обращались и в Конституционный суд РФ, где нам сказали, что «разрешение вопроса о расширении круга лиц, имеющих право на досрочное назначение трудовой пенсии, за счёт включения в него спасателей профессиональных аварийно-спасательных служб и формирований субъектов Российской Федерации, который заявители фактически ставят перед Конституционным Судом Российской Федерации, является исключительной прерогативой законодателя и не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона „О Конституционном Суде Российской Федерации“.Это означает Простыми словами, что, дескать, данный вопрос не в нашей юрисдикции, этими вопросами занимается Госдума».Однако, несколько лет назад так называемая «чужая юрисдикция» не помешала Конституционному суду вынести постановление по результатам проверки законности некоторых пунктов в № 173-ФЗ, проведенной по фактам обращений граждан и субъектов РФ. Результатом выполнения постановления стал принятый № 319-ФЗ, вносящий правки в № 173-ФЗ. Выходит, это всё-таки полномочия Конституционного суда — проводить проверку законности нормативных актов и выносить свои постановления. Один раз это уже было сделано. Так почему нельзя снова инициировать проверку законности? «Мне 49 лет, совсем скоро мой стаж достигнет 20 лет, и я имею право выйти на пенсию, только в реальности на пенсию я не уйду, как, впрочем, и никто, будучи в моём положении, не уходит. Люди судятся за получение пенсии, но пока не было ни одного прецедента удовлетворения иска, а уходить на пенсию, а на деле ее не получать — безумие.Против Минздравсоцразвития, Пенсионный фонд тоже, а МЧС через них не прыгнет. Но мы же не по своей вине поменяли подчинение и из федеральных спасателей стали региональными? Нас перевели на баланс республики и убрали приставку „спасформирования в структуре МЧС“. Всего-то убрали волшебные три буквы МЧС, и мы теперь никто. Получается, что с одной стороны мы есть, а с другой — нас как бы и нет.Обращение непосредственно к Шойгу тоже ни к чему не привело. Он ответил примерно следующее: «Согласен, есть проблема, дано соответствующее поручение бывшим сотрудникам МЧС, нынешним депутатам Госдумы, те работают, но дело двигается очень медленно».К сожалению, мы ждать не можем, многие спасатели до этого светлого дня просто не доживут! Уже сейчас бывшие спасатели, в общем нестарые мужики по 40-50 лет, но потерявшие на вредной работе здоровье, реально мрут. И с каждым годом тех, кому пенсия уже попросту не нужна, становится все больше и больше.Последовало обращение к Владимиру Путину как к лидеру партии « Единая Россия » премьер-министру и с просьбой привести два закона в соответствие друг другу. Но Правительство либо на эти письма не отвечало, либо штамповало отписки: «Отсылаем Ваше письмо в Пенсионный фонд» или «с целью устранения противоречия двух ФЗ обращайтесь в Государственную думу РФ». Впрочем, из Госдумы в результате обращения пришёл ответ не лучше: «В Государственной думе РФ не заложен бюджет на рассмотрение Вашего вопроса». И везде красной нитью проходила мысль «ввиду существующих объективных различий и разной суточной загруженности спасателей МЧС и спасателей муниципального подчинения...». Но, спрашивается, неужели государство проводило какие-то исследования, в результате чего были основания для деления спасателей на две категории? Конечно же, нет. И понятно, что у реально работающих спасателей такое разделение вызывает лишь горькую усмешку.Я написал и Президенту Медведеву, как к гаранту Конституции. Увы, ответа не последовало. А проблема, сделав круг, опять вернулась к первой инстанции.Однако, имея положительный опыт судебных решений, пензенские спасатели решили биться дальше. По их запросу было проведено внесудебное лингвистическое исследование (экспертиза) спорных формулировок, которое установило, что языковые конструкции «в профессиональных аварийно-спасательных службах» и «профессиональных аварийно-спасательных формированиях Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий» являются не чем иным как однородными обстоятельствами, разделенными запятой, т.е. в предложении речь идет о двух категориях граждан. Лингвистическая экспертиза сделала однозначный вывод, что «трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, двум группам лиц:— «лицам, проработавшим не менее 15 лет в качестве спасателей в профессиональных аварийно-спасательных службах и участвовавшим в ликвидации чрезвычайных ситуаций, по достижении возраста 40 лет либо независимо от возраста»; — «лицам, проработавшим не менее 15 лет в качестве спасателей в профессиональных аварийно-спасательных формированиях Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий». Некоторые судьи закон именно так и прочли и утвердили иски трех Пензенских ребят. Эти судьи правильно оценили, что аварийно-спасательные службы любого подчинения (как федерального, так и муниципального) входят в единую государственную систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций , а значит и разделение их прав в части получения пенсии не имеет под собой никаких оснований. Тем более, если посмотреть первоисточник — № 151-ФЗ, то там МЧС вообще ни разу не упоминается. Закон написан не

Автор: Сергей Панченко. боец газо спасатель.

Назад

© ООО «Центр Блага» – юридические услуги, 2022

Web-canape - быстрое создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | Карта сайта | Обратная связь

г. Смоленск, ул.Ленина 16, оф. 202 (2-й этаж)

Национальная Корпорация Развития

8(800)707-13-26 (Звонок бесплатно)

+7(4812)38-83-84

+7 (4812) 67-77-07
jurk67@yandex.ru